Дневники самоубийцы

Рубрика : Литература

Василюк Дмитрий
Запись 1.
Жил парень, по кличке седой. Его так прозвали потому, что по жизни ему все время не везло. Он такое ощущение словно свалился откуда-то. Ему в принципе не давали свободы родители, держали его все время дома, запрещали смотреть телевизор и тому подобные вещи. На улице ему часто плевали в спину. Друзей у него давным-давно  не было, не смотря на то, что он был улыбчив. Да и то от судорог, порой у него просто застывали мышцы на лице. Вскоре на глазах у него умерла мать, нет, это не страшная история про трех больших злых дядек с эротическим уклоном, они просто задушили её проволокой и сняли все, кроме одежды.
После смерти матери, бесконечные почему, почему это со мной происходит, не давали парню покоя, и он дрожал, седел на глазах глядя на отца. Отец его был чопорным человеком, отсидевшим ходку в лагерях не про что ни за что. Он все время смотрел на луну, как на зоне, но только уже не с решетками и запахом сена и смрада.
Седой вскоре не выдержал, он пошел и чтобы забыться купил у барыги наркотиков. Направляясь, домой парень все-таки передумал, он вспомнил, что у него еще есть отец, пусть молчаливы и немного чудной, но есть. Но как назло в тот момент за ним следили с самого дома, и когда он пытался выбросить наркотики, его поймали. Посадили в камеру, но на допрос его вызвать не успели. Седой медленно достал заточку и полоснул себя по обои лучевым артериям, не издав не единого звука. В его мыслях вертелась лишь одна мысль.
— «Пусть я и неудачник, но лучше смерть, чем позор»
Запись 2
Я просто слишком много выпил в эту ночь. Смотрел на небо, посылал всех в пень. Я ругался как сапожник. Эх, если бы сейчас видел меня господь бог, то обязательно надрал бы мне задницу за такое поведение. Я ушел от своей новой компании. Пошел в сторону дома, меня остановили в темном переулке и после не столь громогласных воплей меня  ударили по голове.
Все хана, мое тело стало обузой, и его сожгли на бензине, а всему виной пьяная месть.
Запись 3.
Хотите, верьте, хотите, нет. Я попал в психушку. Меня туту бьют, сильно бьют, от местных стонов далеко не хочется спать. Мне говорят, что я убил жену и дочь голыми руками, а я не верю, я этого не делал, кто это сказал. Я не верю и не сплю долго, меня постоянно мучают сомнения. Я служил в Афганистане и что я герой никому не нужной воны и играюсь как мальчишка, мне даже мстить не за кого, ведь сам я поверил в собственную виновность.
Разбег, удар, глухой удар об стену головой, разбег еще и еще. Пока жизнь не покинула меня и остатки мозгов не упали на пол, пронизывая свей вонью эту богадельней, я не оставил записки, но причина моего поступка ясна, как не ясно то, что здоровый человек делает в психушке.
Запись 4.
Я стою вверху какой-то башни. Думаю, что  же могло произойти, а что ты хочешь. Не знаешь, что ты любишь, чем ты живешь, что ищешь. Что происходит, я ничего не помню на моих глазах слезы обиды. Я вспоминаю окровавленное тело и безразличие, а безразличие понимает лишь язык смерти, вызывает сильнейший и вдруг кто-то внутри кричит тебе твое имя, и ты ничего не понимаешь. Просто слышишь голос внутри, прости себя и борись. Но вдруг сильный порыв ветра и ты падаешь в бездну, и последний нервный импульс с ужасающей силой проходит по твоему телу.
© Copyright: Василюк Дмитрий, 2010
Свидетельство о публикации №21005201518

Хотите получать материалы на e-mail?